Спираль истории

Фердинанд

Прошло ровно сто лет с того дня, как разыгралась эта знаменитая литературная сценка:

— Убили, значит, Фердинанда-то нашего, — сказала Швейку его служанка.

— Какого Фердинанда, пани Мюллерова? — спросил Швейк… — Я знаю двух Фердинандов. Один служит у фармацевта Пруши. Как-то раз по ошибке он выпил у него бутылку жидкости для ращения волос; а ещё есть Фердинанд Кокошка, тот, что собирает собачье дерьмо. Обоих ни чуточки не жалко.

 

Нет, эрцгерцога Фердинанда, сударь, убили. Того, что жил в Конопиште, того толстого, набожного…

— Иисус Мария! — вскричал Швейк. — Вот-те на! А где это с господином эрцгерцогом приключилось?

— В Сараеве его укокошили, сударь. Из револьвера. Ехал он со своей эрцгерцогиней в автомобиле…

— Одну всадил или несколько?

— Газеты пишут, что эрцгерцог был, как решето, сударь. Тот выпустил в него все патроны.

— Это делается чрезвычайно быстро, пани Мюллерова. Страшно быстро. Для такого дела я бы купил себе браунинг: на вид игрушка, а из него можно в два счёта перестрелять двадцать эрцгерцогов, хоть тощих, хоть толстых.»

*********************************

В сущности, вся история XX века вышла из того дня, как Афина Паллада в полном боевом вооружении вышла из головы Зевса.

Афина_Паллада

Тот день родил мировую войну, которую народы спустя пару лет осознали как ненужную и бессмысленную бойню. И из кровавой купели той войны родилась Красная революция 1917 года. Три императорских короны трёх империй — в Петрограде, Берлине и Вене — скатились с венценосных голов и прежалко булькнулись в придорожную грязь (в одном случае даже вместе с носившей её головой).

расстрел-царской-семьи

Впрочем, ещё старина Швейк предсказывал в тот день: «придёт время — эти императоры полетят один за другим, и им даже государственная прокуратура не поможет».

Потом была ещё четверть века, наполненная войнами, гражданскими и международными, борьбой, и в конце концов красный флаг заплескался над доброй третью человечества — от Берлина до Шанхая. И вот тогда в Европе наступил, наконец, долгожданный мир — почти на полвека. Европа, столетиями бывшая источником кровопролитнейших войн, вдруг стала территорией мира.

Люди настолько свыклись с миром, что решили, что это — навсегда. Они даже перестали повторять столь любимое ими прежде заклинание — «лишь бы не было войны!». И впрямь, зачем повторять, войны ведь и так теперь и не будет никогда.

А ещё люди привыкли ко многому хорошему, принесённому той революцией 1917 года. Ко всеобщей грамотности, например. Привыкли они и к социальным благам — бесплатной медицине, образованию, почти бесплатному жилью, ничтожной плате за «коммуналку»… Казалось — ведь это всё так хорошо и разумно, что разве может быть иначе?

Но всё хорошее, увы, когда-нибудь кончается. Людям объяснили, что всё это — мир, социальные блага и прочие хорошие вещи — конечно, замечательно, но может быть ещё лучше. И для этого надо сделать сущий пустяк — сорвать красный флаг той революции, которая всё это принесла, и хорошенько на нём потоптаться ногами. И вот тогда все стены между народами окончательно рухнут, мир наступит уже не в одной Европе, а по всей планете. А один шибко учёный профессор даже пообещал человечеству «конец истории» — мол, заживут постисторические люди, не зная бед и тревог, как в натуральном земном раю.

Сорвали флаг, тщательно потоптались на нём. Вначале казалось, что почти ничего не изменилось — как жили по инерции, так и продолжали жить. Потом на окраинах Европы стали вспыхивать какие-то странные ожесточённые войнушки, которых прежде не было — то в Абхазии, то в Молдавии, то в Югославии, то в Чечне, то в Грузии…

4

Но это ещё казалось многим досадным недоразумением.

5

6

Потом постепенно закончились почти все те блага, которые принесла с собой та давняя революция — причём закончились и на востоке, и на западе, где тоже торжественно объявили о конце «государства всеобщего благоденствия».

А теперь у нас снова на дворе четырнадцатый год. И общеевропейская, а то и мировая война уже не кажется невозможной фантастикой. Есть даже опасение, что она уже идёт — в Ираке и Сирии, Афганистане, на Украине

Можно ли было представить год назад, что крупнейшая страна Европы вдруг без видимой причины станет погружаться в кровавый хаос?..

8

ukraina-voina

Славянск

Совершив виток, история вернулась к той же точке, с которой стартовала столетие назад. Да, возможно, на новом уровне, но от этого не сильно легче тем, кому предстоит погибнуть под бомбами, снарядами и минами нового поколения.

Власть денежного мешка — это война. Это хорошо поняли, на собственной шкуре и до мозга костей прочувствовали люди столетие назад. Потом постепенно забыли. Теперь история делает им напоминание.

Так что слова пани Мюллеровой уже не выглядят анахронизмом вековой давности. Скорее — заголовком из свежих газет или интернет-колонки, хорошо рифмуясь с последними известиями с театра военных действий.

Да, убили Фердинанда-то нашего. Снова убили.

---------------------------------------------------------------------------

Майсурян Александр

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх