Почему человечество хочет забыть о ковиде

Дальнобойщики, оккупировавшие столицу Канады, лишь слегка опережают события. Весь мир уже упраздняет коронавирусные ограничения.

Весь мир уже упраздняет коронавирусные ограничения

Российские казенные медиа упиваются видами Оттавы, которая вторую неделю заблокирована водителями-антипрививочниками. Когда на Западе происходит нечто антипрогрессивное, восторг наших пропагандистов так же надежно гарантирован, как и ярость тамошних прогрессивистов. Канадские должностные лица (часть из которых во главе с премьером Трюдо укрылась в безопасных местах) клеймят дальнобойщиков за разрушение мирной жизни. Американская компания Meta (которой принадлежит Facebook) массированно удаляет группы и страницы, созданные по всему миру симпатизантами протестующих — в значительной доле действительно радикалами правого толка. Но попробуем посмотреть на это беспристрастно. Тем более дело происходит в далеких краях.

Беспорядки в Канаде (которые в последние дни распространились на Новую Зеландию и еще какие-то страны) — это не восстание народного большинства.

Жители той же Оттавы, скорее всего, устали от блокады и предпочитают, чтобы она закончилась. Даже дальнобойщики в массе своей, видимо, смирились с требованием, чтобы перевозом грузов между Канадой и США занимались только привитые водители.

Всемирный эффект, производимый этими выступлениями, объясняется не их всенародностью, а решительностью участников, которых при этом не настолько мало, чтобы их легко было убрать с улиц полицейскими мерами.

Сходство с американскими BLM-протестами 2020 года очевидно.

И это даже закономерно, что на другом общественном полюсе начинает происходить что-то похожее, был бы повод. Хотя есть и разница: достоверно зафиксированных насилий и погромов у канадских бунтарей несравнимо меньше, чем было у BLМовцев.

Плоха ли канадская политика борьбы с ковидом? Бессмысленны ли обличаемые протестующими запреты?

В целом это не так. В расчете на 1000 жителей в Канаде за два года погибло от ковида в 3 раза меньше людей, чем в США, и в 7–8 раз меньше, чем в России.

Являются ли протесты продуктом некой «водительской» субкультуры?

Не исключу. Недавно в одной добропорядочной северной стране своими глазами видел некрикливое, но дружное неприятие антиковидных мер среди водителей траков, работников автосервисов и прочих автомобильных профессионалов.

Но все эти соображения не отменяют главного. Канадские бунтари — передовой отряд очевидного уже всемирного движения к отмене антиковидных мер. Если не считать Китая с его особым путем, то почти во всех странах сейчас сворачивают или готовятся свернуть запреты и ограничения. Некоторые правительства (как в Англии) делают это одним махом. Остальные пытаются придать своему отступлению управляемый и поэтапный характер, но не у всех получается. И в той же Канаде, независимо от того, чем кончится блокада Оттавы, запреты в ближайшее время будут как минимум смягчены.

Именно к этому толкают человечество после двух лет пандемии объективные и субъективные обстоятельства.

Всемирная победа «омикрона» радикально пошатнула привычные доводы в пользу запретов.

Вакцинированные заражаются почти с такой же легкостью, как и невакцинированные. Смысл изоляции инфицированных или непривитых теряется если не целиком, то во многом. А более легкое, чем раньше, течение болезни подрывает любые разумные аргументы в пользу продления жестких мер. Весьма осмысленные в эпоху ранних штаммов, которые сравнивали с оспой или корью, требования строгого карантина теряют большую часть веса при эпидемии чего-то похожего на ОРВИ.

Локдауны и прочие строгости 2020 года могли опираться на желание продержаться до появления работающих вакцин. Сейчас эту задачу, как могли, решили.

Российский режим провалил вакцинацию, но большинство правительств — нет. Уже сделано больше 10 млрд прививок. В тех невезучих странах, включая и нашу, где невакцинированных было большинство, они почти поголовно уже переболели естественным порядком. Так или иначе, человечество сейчас в основном иммунизировано и поэтому гораздо лучше защищено от тяжелого течения болезни, чем два года назад.

Одни страны заплатили за это огромным числом жертв (и Россия с 1,1 млн избыточных смертей за два года — одна из самых пострадавших), другие ценой карантинов и других тяжелых мероприятий сберегли жизни своих граждан. Но сейчас в локдаунах и прочих запретах уже нет рационального смысла, даже если бы люди были согласны их соблюдать. А они — против.

Непредсказуемость хода эпидемии скомпрометировала ограничительные меры.

Наука не всесильна, и невозможно было знать заранее, что в начале 2021-го возникнет «дельта», а в конце — «омикрон». Если бы их не было, то уже к осени прошлого года на фоне массовой вакцинации пандемия сошла бы на нет. Новые штаммы коронавируса дали ей сначала второе дыхание, а потом и третье. Будет ли четвертое, неизвестно, но люди устали терпеть и все меньше готовы выслушивать предостережения своих руководителей.

Даже в благополучных странах власти многих не убедили в честности своих запретов.

Когда говорят о фирменных фальши и лживости российской госпропаганды, не всегда берут в расчет, что она в карикатурном и вывернутом наизнанку виде воспроизводит язык общения властей с подданными в странах прогрессивных. Там тоже все привыкли к начальственным идеологическим манипуляциям над собой — от насаждения агрессивных дискриминационных мифов под видом борьбы с дискриминациями до навязывания «зеленой повестки», каждые несколько лет меняющей свои общеобязательные сюжеты на противоположные, но не менее общеобязательные.

И когда те же самые власти начали осуществлять антиковидные мероприятия, отношение к ним с самого начала окрасилось теми же сомнениями и подозрениями, которые они заработали всей своей предыдущей деятельностью.

В продвинутых странах сформировались агрессивные меньшинства, готовые поверить во что угодно, но только не в то, что власти в порядке исключения не врут, что ковид реален и страшен, что ограничения обоснованы. Тем более что особо суровые запреты сплошь и рядом диктовались не рациональными соображениями, а привычкой властей все время что-то запрещать. Да еще при склонности на самих себя эти ограничения не накладывать.

С самого начала и буквально повсюду дискуссии ваксеров и антиваксеров были больше похожи на столкновения религиозных фанатиков, чем на споры разумных людей.

Это предопределяет и стиль выхода из пандемии — с уличными волнениями, истерическими обличениями друг друга и беспорядочными зигзагами государственных курсов. Для очень многих сворачивание ограничений — это великая победа добра (или наоборот — зла), а вовсе не рациональная смена политики, продиктованная изменившимися обстоятельствами.

*********************

И все бы ничего. Антиковидные запреты сейчас в самом деле стоит отменить в надежде на скорый конец пандемии. Но если эти надежды не сбудутся и поднимется новая сильная волна заразы, то мир готов к ней, пожалуй, даже хуже, чем два года назад.


Сергей Шелин

Росбалт

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх